Игорь Царев - Пятая Стихия

Форум
Текущее время: 20 сен 2018, 20:59

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 10 сен 2018, 01:57 
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2013, 14:15
Сообщения: 85
ЖЮРИ «ПЯТОЙ СТИХИИ-2018»
О ПРЕТЕНДЕНТАХ НА ПОБЕДУ


На последнем этапе поэтического конкурса Международной премии имени Игоря Царёва конкурсной комиссии было предложено расположить участников финала по своему усмотрению на ступеньках финальной рейтинговой лестницы. Верхняя ступенька – 11 баллов, нижняя – 1 балл. При этом члены жюри понимали, что единица или двойка – это не школьные оценки, говорящие об отсутствии у «ученика» знаний, или об их низком качестве, а лишь место на пьедестале победителей с субъективной точки зрения каждого из членов комиссии. «Все хороши, низкие баллы ставим со слезами» - типичное высказывание, сопровождающее присланные членами жюри рейтинговые таблицы.

Реализуя свое право ПУ, учредитель за каждую единичку от членов жюри добавил участникам по одному баллу, освободив нижнюю ступень рейтинговой лестницы, т.к. все произведения достойны ее высших ступеней!

Вложение:
0001-2.jpg
0001-2.jpg [ 80.49 КБ | Просмотров: 98 ]


Надо сказать, что произведения многих финалистов (как конкурсные, так и те, с которыми члены конкурсной комиссии ознакомились на указанных в анкетах авторских страницах), произвели на жюри сильное впечатление. Об этом можно судить по разбросу высших оценок (11, 10, 9), которыми отмечены практически все финалисты. В отличие от прошлого сезона, где жюри в выборе фаворита конкурса было почти единодушно, в этом году он у каждого свой. И это означает, что звания «Победитель» достойны многие.

Вот еще одно мнение, которое хоть и не учитывается в рейтинговой таблице, но к которому следует прислушаться (в том числе и учредителю, которому предстоит назвать победителя).

МНЕНИЕ ЛИТЕРАТУРНОГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ ВЛАДИМИРА ГУТКОВСКОГО:


И вот все мы – организаторы, участники, судьи, читатели – общими усилиями добрались до финального этапа этого сезона.
В финал вышли одиннадцать текстов. Со своими баллами естественно.
И перечень финалистов перед нами:

П-1531 Крупинин Александр (С-Птб) 54
П-1509 Попов Александр (Москва) 54
П-1540 Смагина Виктория (Томск) 50
П-1543 Суханова Вера (Смоленск) 51
П-1575 Большакова Ирина (С-Птб) 53
П-1576 Карцев Соэль (Германия) 51
П-1592 Булатова Галина (Казань) 50
П-1612 Левитина Любовь (Израиль) 51
П-1651 Кочнова Ольга (Тверь) 50
П-1660 Великжанин Павел (Волгогр.обл.) 51
П-1672 Соболев Александр (Рост.- Дон) 51


Участники располагаются довольно плотной группой. Двое слегка вышли вперед. Но основной пелетон идет колесо в колесо.
Попробуем по традиции еще раз перечитать эти тексты. И вчитаться в них.

Итак, 11 финальных конкурсных стихотворений

1.
П-1531

СКУЛЬСКАЯ


Ты ходишь по городу с лыжными палками, Скульская.
Безумствует пух тополиный и в нос забивается,
Надежды, зимой заржавевшие, вроде сбываются,
И раннее лето уже наступило и буйствует.

Забудь  эти палки. Снега безвозвратно растаяли,
А пух тополиный - не снег, это только пародия,
И птицы щебечут, они возвратились на родину.
Стрижи-интроверты и те собираются стаями.
 
Здесь туя не спит, замышляя свои шишкоягоды.
Они будут цвета небесного, нежно-пахучие.
А я по бульвару иду и надеюсь на лучшее.
Мне хочется верить, что снова окажемся рядом мы,

Что годы уймутся, что лысина вновь разлохматится,
Ты палки отбросишь, их летом таскать не положено,
И мы рассмеёмся, носы перепачкав мороженым,
И сладкий пломбир потечёт на  зелёное  платьице.

Победную песню пою, и  бренчу на гитаре я,
Свой флаг водружаю над миром, подобно Кантарии.
Есть только любовь, а всё прочее лишь комментарии.

В обзоре второго тура это стихотворение было охарактеризовано так:
«Проникновенный и трогательный текст. И его персонаж (женского рода), и лирический герой стоически переносят все проявления односторонне направленного времени и продолжают надеяться на лучшее. На самое лучшее».

С творчеством автора я знаком неплохо. Оно отличается настолько своеобразной и индивидуальной творческой манерой, что и охарактеризовать ее непросто. Я бы попробовал назвать этот стиль «романтическим гротеском».
«Ты ходишь по городу с лыжными палками, Скульская.
Безумствует пух тополиный и в нос забивается…».
Автор очень любит и многозначно говорящие фамилии. Причем использует этот сильный прием не в лоб и не впрямую, но всегда оставляя простор для воображения читателя. Так для меня именование героини «Скульская» звучит нестандартно, остро и пряно. И вычитывается из него многое: и характер, и судьба.
А еще этот текст пронизан всепроникающим лиризмом.
«Забудь  эти палки. Снега безвозвратно растаяли,
А пух тополиный - не снег, это только пародия…».
Склонен автор и к изящному словотворчеству:
«Здесь туя не спит, замышляя свои шишкоягоды».
При этом оптимизм душевно здорового человека не оставляет лирического героя ни при каких обстоятельствах:
«Мне хочется верить, что снова окажемся рядом мы,
Что годы уймутся, что лысина вновь разлохматится,
Ты палки отбросишь, их летом таскать не положено…».
И фирменный – озорной и проникновенный финал:
«Свой флаг водружаю над миром, подобно Кантарии.
Есть только любовь, а всё прочее лишь комментарии».

С самого начала списка весомая заявка на высокое место в конкурсе.


2.
П-1509

ОТ ДВУХ БОРТОВ


От двух бортов - да в середину
Вгонял шары свои недуг,
И жизнь рвалась, как паутина 
Меж пальцев непослушных рук.

Ещё белел мой слабый парус,
От брызг не прятал я лица,
Но жизни меньше оставалось,
Чем оставалось до конца.

Свою судьбу готовясь встретить,
Я жил, не веря, что живу,
Но слово - легкое, как ветер, 
Меня держало на плаву.

Я клин пытался выбить клином, 
Я запретил себе покой; 
Лишь слово - мягкое, как глина, 
Тогда имелось под рукой.

Плыла трясина под ногами, 
Но, пробираясь по воде,
На слово - твердое, как камень,
Я опирался в пустоте.

А мой недуг бок о бок, вровень
Со мною крался, полз, шагал.
Вот так же, чуя запах крови,
Подранка стережёт шакал!

Я знал, что он в борьбе искусен,
Он, власть почувствовав свою,
Железной хватки не отпустит
И не предложит мне «ничью»!

…В моих потерь реестр пространный
Он снова пункт отдельный внёс…
Но слова - грамоты охранной 
Он опасается всерьёз! 

Предварительная характеристика:
«Текст, в котором тяготы личной судьбы не становятся поводом для уныния, а порождают мужественные и очень откровенные ощущения ее приятия и понимания. И преодоления!»

Нужно отдать должное жизненной стойкости автора, преодолевающего свой поэтически путь вопреки всем тяготам и недугам. И стихи для лирического героя становятся не просто необходимой опорой, а, пожалуй, что и главным стержнем его жизни. Свидетельств тому в тексте много:
«…слово - легкое, как ветер, 
Меня держало на плаву».
[i]
«На слово - твердое, как камень,
Я опирался в пустоте».
[/i]И это слово действительно становится для автора формой «грамоты охранной».

Правда, и в зачине стиха, и далее по тексту автор распоряжается своим поэтическим словом не всегда уверенно.
Но, наверное, учитывая все сопутствующие обстоятельства, ему стоит сделать скидку. И поблагодарить за участие в конкурсе и прекрасное стихотворение.

 
3.
П-1540

И ДНИ ЗА ДНЯМИ КОЛКАЯ ВОДА


И дни за днями колкая вода
вступает в силу. 
Холодеет время
до жёлтых листьев. 
Скоро невода 
паучьи полетят ловить осенних
в тугой комок клинической тоски
по яблокам несбыточных эдемов,
и торкнется межрёберно «беги!»,
усталый кролик интернетных мемов,
беги туда, где каждому дано
смотреть и видеть жемчуг в мутном иле,
смешное и наивное кино,
где нас вели за ручку и любили,
а яблоки лежали на траве
планетами, упавшими с орбиты,
гудели пчелы массовый привет
дворовым клумбам, 
день дрожал на нити
воздушным шаром – дунь и улетит
в неведомое за седьмое небо,
и дождевой рассыплется петит
на пыль дороги, не читаем, нем, но 
по-детски чист, облаян рыжим псом - 
охранником за теплую горбушку,
и каждый вздох молочно-невесом,
и ангел шепчет светлое на ушко
об оперённом слове. 
До поры
осенних лет - пуды съедобной соли.

...И катятся по блюдечку миры,
и спит в походной шляпе белый кролик…

Первое впечатление:
«Высококачественная поэзия. Волшебная и завораживающая. И такая насыщенная, много аспектная. Как она соотносится с темой конкурса? Да она со всем соотносится…».

При перечитывании это впечатление подтвердилось и только усилилось. Вообще мне текст представляется несколько недооцененным (я бы был куда щедрее).
Его плотная, густая поэтическая ткань, раскованные поэтические репризы, общая интонация оставляет (у меня) ощущение приобщенности к самым главным сущностям поэзии.
Тонкая словесная детализация:
«колкая вода 
вступает в силу»; 
«Холодеет время
до жёлтых листьев»;
«…усталый кролик интернетных мемов»;
«…а яблоки лежали на траве
планетами, упавшими с орбиты»;
«…день дрожал на нити
воздушным шаром – дунь и улетит»;
«…облаян рыжим псом - 
охранником за теплую горбушку»;
«…и ангел шепчет светлое на ушко
об оперённом слове». 

Хотя иногда такая изобретательность становится чересчур изощренной. Так фрагмент
«Скоро невода 
паучьи полетят ловить осенних
в тугой комок клинической тоски
по яблокам несбыточных эдемов…»
мною не совсем считывается.
Ничего, был бы он понятен автору, который вызвал у меня полное доверие.

И раздумчивая подводка «До поры осенних лет - пуды съедобной соли».

Подводка к такому многозначному и поэтическому финалу

«...И катятся по блюдечку миры,
и спит в походной шляпе белый кролик…».

Я бы проголосовал за.


4.
П-1543

СТАРАЯ БАШНЯ


Река забвенья сносит сети,
Лишает воли и ума.
Там, где тепло, всё тонет в Лете,
Ну, а у нас стоит Зима.
Она засыплет створ у башни,
В которую когда-то мы
Искать ходили день вчерашний,
Пугаясь призраков и тьмы.
Под сводами металось эхо,
Там пятый век шёл смертный бой,
И сверху сыпались в прореху
Потоки крупки ледяной,
Колючие, как струйки крови,
Давно замёрзшей в облаках.
Скрипели доски ветхой кровли
И сковывал животный страх,
Гнетущий, застарелый, вязкий,
Застрявший здесь с тех самых пор,
Когда в кровавой свистопляске
Сёк ляхов боевой топор.
Пространство начало сужаться.
И чтоб не сгинуть, не пропасть,
Нам оставалось – целоваться,
Впервые в жизни пылко, всласть.
С испугу - не по зову плоти –
В тот вечер испытали мы
Мощнейшее оружье против
И страха смерти, и зимы.

Краткое предварительное резюме:
«Зима в тексте, безусловно, присутствует. Решение остальных задач, поставленных перед конкурсантами, под сомнением».

При повторном считывании впечатление стало более позитивным.
Конкретная история о старой башне, той самой, где
«…в кровавой свистопляске
Сёк ляхов боевой топор»,
возникает и в основном используется как повод для более широких поэтических обобщений.
«Река забвенья сносит сети,
Лишает воли и ума…»;
«Она засыплет створ у башни,
В которую когда-то мы
Искать ходили день вчерашний».
А там
«Скрипели доски ветхой кровли…»;
«И сковывал животный страх…».
К тому же вокруг «у нас стоит Зима». А где зима, там и Северянин (Игорь):
"Смерть над миром царит, а над смертью - любовь!"

Потому не надуманным и вполне естественным выглядит дальнейшее развитие сюжета:
«И чтоб не сгинуть, не пропасть,
Нам оставалось – целоваться,
Впервые в жизни пылко, всласть.
С испугу - не по зову плоти…».

И пусть финал звучит достаточно иронично
«В тот вечер испытали мы
Мощнейшее оружье против
И страха смерти, и зимы»,
Но общий пафос текста он практически не снижает.

Зачет.


5.
П-1575

МЕДЬ

Табличка "В парк", а парка нет в помине.
Трамвай на перекрестке дребезжит,
И мегаполис множит этажи,
Пытаясь оторваться от равнины.
Всё меньше света дню принадлежит;
Ты в сетке дел, как муха в паутине,
И год к концу, а осень – к середине
Склоняется, меняя падежи:
Сначала лист, потом дожди и крупка,
И взгляду твоему наперерез
Всё падает и падает с небес
Под ноги то, что скользко или хрупко.
Уже пора о чём-нибудь жалеть,
Внимая с меланхолией уместной,
Как сквозняками уличных оркестров
Октябрь из труб вылущивает медь.

Когда тебя теряют безвозвратно
Дырявые карманы площадей,
Осмелишься – и сам собой владей
Среди колонн поротных и парадных.
Катись один потёртым пятаком,
Всё тот же дурень круглый, неразменный,
Катись по ободку своей Вселенной,
Минуя люки сточных катакомб.
Раз по ребру прочерчена межа,
Решись пойти с собой на мировую –
Орлом иль ряшкой пасть на мостовую
К подошвам хладнокровных горожан.

Не привыкать довольствоваться малым –
Закрыть глаза на невесомый снег
И ощутить бронёй усталых век
Его прикосновение к металлу.

Ранее было сказано:
«Противостояние человека окружающему миру. А, скорее, предстояние перед ним. Исход предопределен, но малые радости бытия все же дарят надежду на избавление».

Достойный текст.
Элегический зачин
«Трамвай на перекрестке дребезжит,
И мегаполис множит этажи,
Пытаясь оторваться от равнины.
Всё меньше света дню принадлежит…».

Это хорошо.
Далее стихотворение немного увязает в перечислении подробностей и деталей, не все из которых выглядят обязательными:
«Ты в сетке дел, как муха в паутине,
И год к концу, а осень – к середине
Склоняется, меняя падежи».

Но далась авторам эта «крупка»!
В предыдущем тексте:
«И сверху сыпались в прореху
Потоки крупки ледяной…».
Здесь:
«Сначала лист, потом дожди и крупка…».
Хотя сами по себе образы достаточно выразительные.

И далее следуют интересные поэтические решения:
«Уже пора о чём-нибудь жалеть,
Внимая с меланхолией уместной,
Как сквозняками уличных оркестров
Октябрь из труб вылущивает медь»;
«Когда тебя теряют безвозвратно
Дырявые карманы площадей…
Катись один потёртым пятаком,
Всё тот же дурень круглый, неразменный…».

И по предначертанному пути:
«Катись по ободку своей Вселенной…».
«Решись пойти с собой на мировую –
Орлом иль ряшкой пасть на мостовую…».

А вот финал мне показался менее удачным:
«Не привыкать довольствоваться малым –
Закрыть глаза на невесомый снег
И ощутить бронёй усталых век
Его прикосновение к металлу».

Я – за!


6. 
П-1576
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЮНОСТЬ
 
Сядь, наизусть напоследок не выучив
Тяжесть Невы и ажур берегов,
В поезд плацкартный изящнейшей выточки,
В самый зелёный на свете вагон.

В воздухе, лёд обнажая бледнеющий,
Буковка "М" свет из юности льёт.
Первой любовью некстати болеющий
Мальчик к часам в ожидании льнёт.

Радуга сна сквозь Союза действительность
Движется, по монументам скользя.
Фугою Баха звучат удивительно
Те голоса, что услышать нельзя.

Вдоль перестроечной, хищной сумятицы
Чёткая линия – за горизонт:
Белые лилии, страстные пятницы,
Тихий приют и для жизни резон.

Катится поезд по цейсовски скрещенным
Рельсам дороги, ведущей туда,
Где ударяется в узкие трещины
Первых проток роковая вода.

Там паутинки цветущей акации
Сети мембранной поют в унисон,
И улыбаются встречные грации,
И продолжается сказочный сон.

Насыпь глотает колёса стучащие,
Свет фонарей замедляет разгон:
Где-то остались друзья настоящие,
Самый зелёный на свете вагон.

Мое предварительное мнение:
«Еще одна дорожная зарисовка. И при этом довольно небрежно исполненная. Но дорога продолжается? Так что будем надеяться на новые более впечатляющие встречи».

Пожалуй, сказано было чересчур категорично.
При перечитывании проявилась и негромкая раздумчивость текста, и его неспешная элегичность.
А моя характеристика «дорожная», конечно, относится к путешествию во времени. К которому все мы склоны. Все больше по истечению этого самого времени.
Неброское стихотворение все явственней проявляется во всех своих деталях и подробностях. Не сразу бросающихся в глаза, но от этого не менее выразительных.

«Сядь, наизусть напоследок не выучив
Тяжесть Невы и ажур берегов…».
Когда пристально вглядываешься, можно разглядеть много всего:
«Первой любовью некстати болеющий
Мальчик к часам в ожидании льнёт»;
«Радуга сна…»;
«Те голоса, что услышать нельзя»;
«Тихий приют и для жизни резон».

А путешествие по времени и сквозь память все длится и длится:
«Катится поезд по цейсовски скрещенным
Рельсам дороги»;
«И улыбаются встречные грации,
И продолжается сказочный сон».
И пока не кончается:
«Где-то остались друзья настоящие,
Самый зелёный на свете вагон».

Но погружаясь в прошлое, главное не увязать в нем окончательно и тем самым отбирать все шансы у будущего.


7.
П – 1592

ДЕСЯТОЕ ЛЕТО


Казалось, в жизни не предашь
привычку, умницу, натуру,
однако я свой карандаш
сменила на клавиатуру.

Я поменяла города,
работу, имя и пространство,
в котором красная звезда
была как символ постоянства.

Когда же – «трижды жди меня» –
обещанное рассмеялось,
я не убавила ни дня:
подумаешь, какая малость

меж вечным именем жены
и безымянностью на пальце, –
когда ромашки так юны,
а я древней неандертальца;

когда ржаные корабли
плывут в полях моей эклоги,
и я – дитя сырой земли,
она мои целует ноги.

О этот дождь, о этот гром,
и золотая круглость сена,
и перекат весёлой пены
у теплохода за бортом;

Луны смешная воркотня,
четвёртый спас, таённость пенья,
и жизнь простая, как репейник, –
всё это я.
Люби меня.

Как я выразился прежде:
«Достойный текст, о том, что нас окружает, и от чего мы неотделимы».

Текст лиричный и вместе с тем немного бесшабашный.
Одновременно внешне разбросанный и внутренне цельный.
Многие фрагменты показались очень привлекательными.
«…красная звезда
была как символ постоянства»;
«меж вечным именем жены
и безымянностью на пальце, –
когда ромашки так юны,
а я древней неандертальца…»;
«О этот дождь, о этот гром,
и золотая круглость сена»;
«Луны смешная воркотня,
четвёртый спас, таённость пенья…».

Все это и есть «жизнь простая, как репейник».
Такая незатейливая, такая насыщенная, такая полнокровная и желанная.

Пусть в отчаянном призыве «Люби меня» и больше веры, чем уверенности.


8.
П – 1612

ТРЕВОЖНОЕ


-  Время повисло на стрелках часов,
страхи ползут из притихших лесов.  
Двери и окна запри на засов,
мой любый.
Вдаль не смотри, отойди от окна,
может осколком поранить луна.
Чуешь, как мелко дрожат
тишина
и губы.
Видишь, как низко висят у воды
острые звёзды из тонкой слюды,
знаешь, кровавые в небе следы
остались.
Не поднимай к ним, любимый, лица,  
стоны от неба слышны без конца.
Это приметы войны и свинца,
и стали.

-  Полно, от ветра дрожит тишина,  
прочно приклеена к небу луна,
нас не достанет, не тронет война,
я знаю.
Дом устоит против злобы и лжи.
Только от ветра стекло дребезжит.
Чай вскипяти и детей уложи,
родная.
Август уходит, печальный добряк.
Воздух не кровью – закатом набряк.
Вышили звёзды платок сентября
всего лишь.
Сонной травой зарастает быльё,
осень стучится, мы примем её.
Что же ты зябкое сердце своё
неволишь?
С летом прощается ветер в лесу,  
листья, не пули, держа на весу,
стонет, жалея их цвет и красу.
Их много!
Сложит  к порогу ковром поутру,
хочешь – красивый букет соберу,
осень впущу. И со стёкол сотру
тревогу.

Краткое предварительное резюме:
«Что поделаешь, если окружающий апокалипсис настойчиво стучится в самое мирное жилище. Заслонит ли от него домашнее тепло и верная любовь? Не будем думать о самом худшем. Будем надеяться и верить. А что остается…».

Перечитал и проникся, прочувствовал эту атмосферу тревоги и любви. Текст показался очень гармоничным и проникновенным.
Даже не хочется дробить его на фрагменты. Каждая строчка наполнена и пронизана глубоким поэтическим осознанием сущего и столь же поэтичным его воплощением.
И как тут удержаться! Не воспроизвести почти весь текст, этот дуэт на два голоса: женский и мужской.
С самого начала, с такого впечатляющего зачина:
«Время повисло на стрелках часов,
страхи ползут из притихших лесов».  
(И тут же обожаемая мною билингва: «мой любый»).

Она:
«Вдаль не смотри, отойди от окна,
может осколком поранить луна.
Чуешь, как мелко дрожат
тишина
и губы.
Видишь, как низко висят у воды
острые звёзды из тонкой слюды,
знаешь, кровавые в небе следы
остались.
Не поднимай к ним, любимый, лица,  
стоны от неба слышны без конца.
Это приметы войны и свинца,
и стали».


И он в ответ:
«-  Полно, от ветра дрожит тишина,  
прочно приклеена к небу луна,
нас не достанет, не тронет война,
я знаю.
Дом устоит против злобы и лжи.
Только от ветра стекло дребезжит.
Чай вскипяти и детей уложи,
родная.
Август уходит, печальный добряк.
Воздух не кровью – закатом набряк.
Вышили звёзды платок сентября
всего лишь.
Сонной травой зарастает быльё,
осень стучится, мы примем её.
Что же ты зябкое сердце своё
неволишь?».

И финал, умиротворяющий сердце и душу:
«…хочешь – красивый букет соберу,
осень впущу. И со стёкол сотру
тревогу».
На время? Так ведь все на время…

Одно из самых впечатляющих стихотворений финала.


9.
П-1651

А ДАЛЬШЕ БУДУТ ТОЛЬКО ХОЛОДА…


А дальше будут только холода,
заплаканные стёкла, шорох капель,
и небо точно блёклая слюда,
и лес расхристан, и весь мир как паперть...

А дальше будет только этот снег,
пугающий своею чистотою,
ложащийся на чёрный глянец рек,
летящий над тобой и надо мною...

А дальше... всё известно наперёд.
Я как во сне твою сжимаю руку,
и вижу ледостав и ледоход,
но кто-то вдруг окошко распахнёт
и душу выпустит,
и кончит эту муку...

Ранее было сказано:
«И этот текст очень хорошего уровня. Немного слов, но много воздуха и проникающего в самое сердце человеческого чувства».

Трудно что-либо добавить к предыдущей характеристике этого текста.
Его сдержанный лаконизм вместе с сокровенной глубиной оставляет сильное впечатление.
И все выражено с подлинным поэтическим мастерством.

Приведу только два фрагмента. Для подтверждения? Нет, скорее, в порядке смакования.

«А дальше будут только холода,
заплаканные стёкла, шорох капель,
и небо точно блёклая слюда,
и лес расхристан, и весь мир как паперть...
А дальше будет только этот снег…
…летящий над тобой и надо мною...».

«А дальше... всё известно наперёд….
…и вижу ледостав и ледоход,
но кто-то вдруг окошко распахнёт
и душу выпустит,
и кончит эту муку...».

В любом случае, для себя оставляю.


10.
П-1660

ЛЕДЯНЫЕ БАТАРЕИ ДЕВЯНОСТЫХ


Ледяные батареи девяностых.
За водой пройдя полгорода с бидоном,
Сколько вытащишь из памяти заноз ты,
Овдовевшая усталая мадонна?

Треск речей, переходящий в автоматный,
Где-то там, в Москве, а тут – свои заботы:
Тормозуху зажевав листком зарплатным,
Коченели неподвижные заводы.

Наливались кровью свежие границы –
Ну зачем же их проводят красным цветом?
А в курятнике мелькала тень куницы
В гуще тех, кто верил собственным фальцетам.

Только детям все равно, когда рождаться:
Этот мир для них творится, будто снова.
Сколько раз тебе и петься, и рыдаться,
Изначальное единственное Слово?

Мы играли на заброшенном «Чермете»,
В богадельне ржавых башенных атлантов,
И не знали, что судьба кого-то метит
Обжигающими клеймами талантов.

Мы росли, а небо падало, алея.
Подставляй, ровесник, сбитые ладони!
Вряд ли ноша эта будет тяжелее,
Чем вода в замерзшем мамином бидоне.

Первое впечатление:
«Вот так на первый взгляд немудреное воспроизведение врезавшихся в цепкую память окружающих реалий становится поэзией. Печальной и впечатляющей».

Так оно и есть.
Не просто не уходящие далеко воспоминания о временах тяжелых, но не безнадежных.

«Ледяные батареи девяностых.
За водой пройдя полгорода с бидоном,
Сколько вытащишь из памяти заноз ты,
Овдовевшая усталая мадонна?»;
«Треск речей, переходящий в автоматный…»;
«Тормозуху зажевав листком зарплатным,
Коченели неподвижные заводы»;
« Наливались кровью свежие границы…».

Но жизнь неотвратимо продолжается и столь же неизбежно устремляется в будущее:
«Только детям все равно, когда рождаться:
Этот мир для них творится, будто снова.
Сколько раз тебе и петься, и рыдаться,
Изначальное единственное Слово?
Мы…
не знали, что судьба кого-то метит
Обжигающими клеймами талантов…».

Но все помнить и потому все преодолевать:
«Мы росли, а небо падало, алея.
Подставляй, ровесник, сбитые ладони!
Вряд ли ноша эта будет тяжелее,
Чем вода в замерзшем мамином бидоне».

Все тексты в завершении финального списка достойны друг друга. И поэзии достойны тоже.


11.
П-1672

ВИНОГРАД

Утречко октябрьское сыро и пасмурно.
Ночь неторопливо снимает покров
с гроздьев кабошонов под сизою патиной,
с бусин драгоценных овальных миров.

Розовыми лозами осень увенчана,
жалована лучшей из славных наград.
Щедрый, как надежда, и сладкий, как женщина,
в воздухе туманном висит виноград.

Сад мой, вертоград мой унылым не кажется.
Кончилась повинность копать да полоть,
вызревшими каплями, ягодой каждою
светится его благодарная плоть.

Сроков не отменишь. Редеет над светочем
зазимком прибитый поникший наряд.
Листья обвисают истлевшею ветошью,
но, разоблачённый – висит виноград!

Кисти  налились аметистовым  бременем,
соками суглинка, водой кочевой.
Скорби виноградарей, злое безвременье –
всё-то повидал, всё ему ничего.

Что ему долги, о которых забыли мы? –
новые на землю сойдут времена,
было бы лучей золотых изобилие,
ждали бы кувшины густого вина.

Предварительный вывод:
«Слегка спотыкливый ритм придает тексту своеобразное обаяние. И делает его смысл еще более серьезным и весомым».

С первых строк мы погружаемся в завораживающий мир слияния и единения человека с природой, где
«Щедрый, как надежда, и сладкий, как женщина,
в воздухе туманном висит виноград».

Вознаграждены все труды и усилия, нужно только соразмерить их с тем, что они принесли.
«Сад мой, вертоград мой унылым не кажется.
Кончилась повинность копать да полоть,
вызревшими каплями, ягодой каждою
светится его благодарная плоть».

Вечный круговорот жизни, вечные ее падения и взлеты:
«Сроков не отменишь…
Листья обвисают истлевшею ветошью,
но, разоблачённый – висит виноград!».

Это он наш справедливый судья и главный итог:
«Что ему долги, о которых забыли мы? –
новые на землю сойдут времена,
было бы лучей золотых изобилие,
ждали бы кувшины густого вина».

И этот текст отмечен приметами поэтической зрелости.

Вот и попробуй выбрать лучшее стихотворение…

Резюме от ВГ

Что же, вопреки опасениям, финал получился поэтически достаточно значительным.
Многие тексты порадовали, и почти никто откровенно не разочаровал.
Есть у меня, конечно, свои пристрастия.
Но окончательный вердикт вынесет жюри. А затем и учредитель.
Ждем и трепещем.

В.Г.




Учредителю предстоит трудная задача выбора Победителя. Имя того, кто станет Победителем поэтического конкурса «Пятой стихии-2018», как и имена других лауреатов Премии, будет названо 10 ноября 2018 года.
Следите за публикациями на сайте «Пятая стихия» - о месте и времени проведения Церемонии вручения наград Международной литературной премии имени Игоря Царёва будет сообщено не позднее 25 октября 2018 года.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 11 сен 2018, 02:08 
Не в сети

Зарегистрирован: 14 май 2018, 14:38
Сообщения: 6
Владимир Матвеевич, большое спасибо Вам за верное прочтение моего стихотворения и за такие хорошие слова!
Всегда с уважением, Любовь Левитина.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB